koob.ru

Королева безумия

Автор книги: Гнатишин Н.С. | Раздел библиотеки: Медицинская психология

Соавтор: Белов А.А.

Книга «Королева безумия» посвящена одному из самых загадочных и интересных психических расстройств - шизофрении.

Используя обширный материал, авторы в популярной форме рассказывают о шизофрении, истории этого заболевания, особенностях течения, современных взглядах на её причины и методы лечения.

Книга знакомит читателя со сложным и противоречивым миром больных шизофренией, позволяя взглянуть на него «изнутри», глазами пациента. Она также дает читателю представление о мироощущении и переживаниях больных, помогая понять особенности личности человека, страдающего шизофренией, приближает массового читателя к пониманию уникального внутреннего мира больных шизофренией.

Комментарии читателей

Мартыненко О.В. / 8.06.2015"Королева безумия." Гнатишин. Белов., рецензия

Книга о шизофрении.

"Безумие пришло к человеку вместе с разумом."


Мне очень понравился стиль авторов и подход, очень деликатный. В общем и целом эта работа направлена на смягчение отношения общества к людям с психиатрическими диагнозами.

Но есть некоторые моменты, очень настораживающие. Например, слова о том, что изменения в мозге во время болезни начиная с какого-то момента носят необратимый характер.

Авторы не ссылаются ни на какие исследования, ничем не доказывают такие серьезные утверждения.


Интересный исторический экскурс, "Из мглы веков".

"Среди туземцев, сохраняющих уклад каменного века, обнаружены те же психические расстройства, которыми страдают жители современного мегаполиса, в том числе и шизофрения.
Поэтому мы можем смело утверждать, что шизофрения, как и прочие психозы, была неизменной спутницей человека начиная с самых первых его шагов по планете."

Иисус и другие персонажи из Библии, Гиппократ, Авл Корнелий Цельс ("именно Цельсу по праву принадлежит заслуга создания первого в мире трактата по психиатрии").


"Средневековье отмечено невиданным распространением психических эпидемий, охватывавших нередко целые области и поражавших тысячи людей."


От средневековья до Возрождения и расцвета науки в 19 и начале 20 века.



Порадовало описание теории "страшного психиатра Снежневского", я уже множество раз видела в других статьях и книгах какие-то осторожные намеки на опасность его теорий и его вину в психиатрическом преследовании многих вполне здоровых людей.

Короткое ясное описание:

"В западной психиатрии в качестве основных признаков шизофрении рассматривали глубокие специфичные расстройства восприятия и мышления; при этом диагноз шизофрении ставился с осторожностью. В Советском Союзе доминирующей была научная школа психиатрии А.В. Снежневского. В теории Снежневского диагностические границы шизофрении были непомерно раздуты, и под диагноз шизофрении, особенно так называемых вялотекущей и неврозоподобной её форм, подпадало множество больных. Эти больные на самом деле страдали неврозами, маниакально-депрессивным психозом, психопатиями и другими расстройствами нешизофренического происхождения; среди них попадались даже акцентуированные личности, то есть крайние варианты психической нормы. К сожалению, в определенный период истории психиатрия в СССР была использована в качестве элемента репрессивной системы, и тогда возможность ставить неугодным людям диагнозы вялотекущей и неврозоподобной шизофрении пришлась как нельзя кстати."


Очень часто я слышала от шизиков обвинения в адрес психиатров, которые можно перевести на человеческий язык как подход врача, в основном защищающего общество от больных людей.

Но у авторов ясно виден другой подход, как и завещал великий Гиппократ, с глубоким пониманием пациента:

"даже если желание поделиться своими переживаниями и возникает, то больной ко времени обращения к психиатру, как правило, уже научен горьким опытом, и хорошо знает, что окружающие реагируют на его откровения совсем не так, как ему бы хотелось. Он готов к тому, что к его рассказу отнесутся с недоверием, а его самого станут подозревать в ненормальности."


И очевидная истина, видимо не всем докторам известная.

"Психотерапия больных шизофренией – задача сложная и ответственная, методы её отличаются от методов, используемых, скажем, при лечении неврозов. Она требует высочайшей квалификации врача, знания тонкостей течения заболевания и обязательного учета особенностей личности пациента. Неосторожное вмешательство в психику больного способно спровоцировать обострение шизофренического
процесса, свести на нет достигнутый результат лечения, и даже ухудшить течение заболевания."


Наверное, это правильно, что автор книги теперь преподает в медицинском институте. Мне давно жаловались, что нынче медиков очень плохо учат. Слышала об этом в 2009 году от директора коммерческой компании, выпускающей медицинское оборудование. Он много общался с врачами.


Истории болезней, описанные в книге, подготовлены и рассказаны очень подробно и грамотно.
Первая история, в главе "Дневник пациента", типичная при перенапряжении, о человеке, склонном к повышенной чувствительности, поэте.

Вторая, история молодого ученого в главе "Игры разума", типичная с его матерью, характер которой называют шизогенная мать. Сам юноша уникальный человек, но таких мамаш сколько угодно. Авторы очень осторожно упоминают теорию шизофреногенной семьи.



Интересный экскурс по историям ярких, известных художников, актеров, поэтов, которые тяжело страдали от этой болезни. Глава "Музы и демоны" заканчивается вопросом: "Зная о трудной, подчас трагической судьбе творческих личностей, страдавших шизофренией, мы вправе задаться вопросом – а стоят ли их страдания тех плодов, которые они оставили человечеству?"

Есть и оценка художественного наследия, и всей культуры в целом.

"Начиная с конца XIX – начала XX века шизофреническое восприятие активно вторгается в культуру и оказывает на неё огромное влияние. Покинув тюремные застенки и получив доступ в общество, больные шизофренией оказали огромное влияние на это общество. Их откровенное, обнажённое, на грани надрыва восприятие мира стало основой для новых художественных течений. Без преувеличения можно сказать, что вся мировая культура, начиная с последней четверти ХIХ века (в том числе, естественно, и современная культура) в немалой степени определялась душевнобольными людьми."



"Но восхищаясь особым мироощущением, свойственным таким людям, важно не забывать, что это мироощущение – следствие болезни, тяжёлого психического расстройства, искажающего истинные значения предметов и явлений, и нередко лишающего больного возможности адекватно воспринимать окружающий мир."

Об адекватности восприятия и искажениях мне бы хотелось высказаться. "Искажение восприятия" позволяет увидеть мир другими глазами, например как его видит другой человек, часто совершенно чуждый тебе по убеждениям.

И если художники используют шизофреническое восприятие даже в подражательной манере, тем не менее это дает художнику и зрителю новый ракурс.

Люди, страдающие ксенофобией, неспособны изменить свой взгляд, неспособны и категорически не хотят понять "другого".

Ксенофобия часто приводит не только к локальным конфликтам, но и к войнам, жутким преступлениям. Если искусство способно этому противостоять, пусть оно выглядит как угодно, но ведет к миру, а не к войне.

В Канаде не так давно родители школьников воспротивились новой программе сексуального воспитания. Такое яркое проявление ксенофобии. А что там не понравилось? Кажется, присутствие на занятиях представителей гей-сообществ. Отношение к ним это такая лакмусовая бумажка, сразу видно, человек ксенофоб или нет. Конечно, какие-то границы у общества и культуры должны быть. Договариваться о том, что есть норма, всегда трудно. Как плохой пример, Российская госДума продемонстрировала всему миру, как легко скатиться к дикому феодальному обществу, уже с элементами рабства, словно по временной линейке в обратном направлении.

Но авторы книги очень далеки от ксенофобов и формального подхода. Что меня почти сразу покорило в этой книге, это уважение к пациентам, к человеческой, гуманной основе каждого, кто попал в сеть этой болезни. Не просто любопытство, не попытка поковырять чужой организм на предмет исследований, какая бы там гуманная цель не была.

Отношение авторов подтверждается их словами: "удивительный мир патологических восприятий и переживаний, имя которому – шизофрения."


Шизофреники интересуют исследователей человеческой психики так же, как раненые во время первой или второй мировой войны например, интересовали медиков. Врачи, вынужденные лечить огромное количество разнообразных ранений, узнали и придумали множество новых методов в медицине. В том числе наблюдение черепно-мозговых травм давали много материала для понимания, как устроен мозг, как он управляет организмом (об этом писала Наталья Бехтерева).

В главе "В лабиринтах тайн и загадок" рассматривается восприятие времени.
По моему опыту, тут нет никакой загадки, и время воспринимается в соответствии со скоростью мышления, которая бывает очень разная. Крайне высокая скорость мышления во время психоза (в десятки раз превышающая нормальную, обычную), и замедленная во время депрессии.

В свою очередь скорость мышления зависит от химии мозга. Собственно, фармацевтика как раз и регулирует химию организма, снимает перевозбуждение или активизирует.

Но я вынужденно возвращаюсь к мысли о безлекарственном лечении. Химия мозга напрямую связана с психическим состоянием, а у психики свои законы, и мне кажется, что регулировать психику таблетками, подгонять или тормозить крайне вредно. Так же как с температурой тела, повышенная температура говорит о заболевании, это сигнал, а не сама болезнь.

"Помимо утраты ощущения времени психотические эпизоды могут сопровождаться весьма специфичными переживаниями смещения правильной временной последовательности событий, «смешения времен»."

Такое явление тоже можно объяснить "фрактальной" моделью мышления во время психоза. Восприятие событий ввиду их большого количества становится "плотным" (не знаю, как точней описать), события как бы пересекаются. Их взаимосвязь может менять следствие и причину, как в искривленном пространстве. Наверное на эту тему есть много сочинений, я же вспоминаю топологические рисунки Фоменко, математика и фантаста.



Глава "Раненая птица" посвящена истории женщины с болезненным проявлением феминности. Таких историй множество происходит в жизни в менее патологическом варианте.


Глава "В поисках истины" посвящена религиозым и мистическим переживаниям шизофреников. Также довольно типичная история человека, взявшего на себя роль целителя.

"Попытки переубедить больного шизофренией, как мы уже не раз упоминали, в большинстве случаев тщетны. Больные исключительно упорны и настойчивы в отстаивании своих бредовых убеждений."

Это очень понятно. Авторы сами упоминали о психоаналитической интерпретации и подобном проявлении нарциссизма. Но есть еще и законы "сценария", психодрамы. пока пациент не проживет, не прочувствует все нюансы состояния "бога", "повелителя мира", пока не исчерпает себя этот сценарий, психика не может освободиться. Переубеждать такого пациента все равно что убедить электричку на перегоне между двумя остановками. На интернет-форуме было много людей, подробно описывающих именно такие состояния.

Возможно, такое явление связано с попыткой узнать свои возможности влияния на мир, избавиться от ощущения своей слабости, невозможности что-то в жизни изменить. Для меня например было важно поставить себя на место человека, имеющего много власти, понять, что управление далеко не так просто осуществляется. И узнать границы, реальность, как ни странно.



Очень непростой вопрос, требующий отдельной статьи и размышлений. Кто из психиатров спорил с церковью? Многие, наверняка, весь 20 век был веком науки, а не мракобесия, как начало 21 века.



Я вижу в приведенных ниже рассуждениях логические ошибки.
деятели православной и католической церквей, их позиция:

"сила духа человека состоит
именно в том, чтобы сопротивляться болезненным и искуша-
ющим его атакам сил зла. Отказываясь от лечения в пользу
сохранения пусть даже очень привлекательной и удобной
бредовой идеи, человек совершает больший грех, чем в тот
момент, когда впустил эту идею в своё сердце. Ибо когда че-
ловек отвергает предложенное ему лечение, он совершает
выбор в пользу сил зла, давая им возможность бесконтроль-
но владеть его душой. Поэтому лечение душевных заболе-
ваний, направленное на искоренение патологических про-
явлений и освобождение души от болезненных убеждений,
может рассматриваться исключительно как благо для боль-
ного. Пациент должен всеми силами способствовать выздо-
ровлению, оказывая в этом посильную помощь врачу."


Особенно вот эти слова:

"когда человек отвергает предложенное ему лечение, он совершает
выбор в пользу сил зла, давая им возможность бесконтрольно владеть его душой"

как будто обязательно душой владеет некая внешняя сила. А сам человек? Меня не только терминология смущает, крепостническая, феодальная. Но и недоверие к личности, к человеку. Типичный подход для "пастухов", не "учителей".

И еще о терминологии:

"искоренение патологических проявлений и освобождение души от болезненных убеждений"

Мне кажется, что искоренять паталогию крайне вредно, поскольку всякая паталогия есть некоторое превышение нормы. Я бы скорее говорила о выравнивании, нормализации.

Вспомните тест Сонди, он как раз построен на том факте, что в каждом человеке в незаметной, небольшой степени присутсвуют все пороки, проявляющиеся в лицах закоренелых преступников.

Болезненные убеждения, как мне кажется, заполняют пустую нишу в сознании. Или дополняют недостающее. Освободив человека например от идеи целительства, своей личной всесильности, что можно дать ему взамен?

Не так много храбрецов на свете, согласных на простую ежедневную жизнь, наполненную самыми незатейливыми вещами. Церковь учит этому, но редко показывает пример.


Глава "В поисках выхода" перечисляются существующие теории возникновения шизофрении.

Авторы стараются не быть консерваторами. Но мне кажется, что именно в этой главе можно было вспомнить некоторые современные подходы и методики. Не знаю, почему не сказано ни слова о методе Назлояна, например. Институт Назлояна работал в Москве много лет, и сейчас работает, я надеюсь.

Возможно, авторы проявили осторожность и постарались остаться в рамках традиционной психиатрии. Осторожность конечно важна, тем более что в стране, полностью контролируемой спецслужбами, давно засекречены все материалы, связанные например с темой "шизофрения и преступность". Кому же захочется спорить с "системой"?

Но есть еще осторожность врача, и такая осторожность очень понятна, не навреди.
На тему "Антипсихиатрия" я видела "ВКонтакте" группы не то троллей, не то полных психов, которые собирались устроить охоту на психиатров, совершенно не понимая смысла термина "антипсихиатрия". Термин и в самом деле неудачный. Лучше использовать слова "безлекарственное лечение". К тому же, именно шизофреники склонны понимать слова не так, как их понимают здоровые люди, "нормули".

Мое большое спасибо авторам за такую важную работу. Их немного, книг, которые могут помочь сориентироваться тем, кому это очень нужно. Понятный язык, полнота, простота изложения. Интеллигентный подход.

Мне раньше казалось, что книг о шизофрении немало, в том числе популярных. Но эта ниша явно далека от насыщения. И как философский камень, может сильно воздействовать на общество, на цивилизацию.

Советую прочитать книгу полностью, я писала только о том, что интересно лично мне. и наверное другие книжки тех же авторов интересны, я пока не видела (в серии «Иные миры»).



Добавить отзыв о книге
Авторы сайта
Владимир Никонов & Георгий Ефимов
Библиотека «Куб»
Поддержать проектПодписаться