koob.ru

Меерсон О.А.. Книги онлайн

Меерсон О.А.

Ольга Анатольевна Меерсон (урожд. Шнитке, 1959, Москва) — известный филолог, музыкант, регент церковного хора, литургический богослов, переводчик стихов, искусствовед.

С 1995 профессор русского языка и литературы Джорджтаунского университета в Вашингтоне. В 1974 эмигрировала в Святую Землю.

Автор статей и книг, посвященных творчеству русских писателей, в том числе: «Поэтика неостранения у Андрея Платонова» (Berkeley, 1997; переиздана: Новосибирск: Наука, 2001, 2002), «Табу у Достоевского» (на англ.; Dresden, 1998). Сопереводчица произведений Андрея Платонова на английский язык.

В центре научных интересов исследовательницы разнообразные явления — ветхозаветная библейская экзегеза, православная литургическая поэтика и музыка, поэтика пушкинской рифмы, дискурс русской религиозной мысли начала XX в., творчество Гоголя, Л. Толстого, Лескова, Хлебникова, Набокова, Абрама Терца и др.

Защитила докторскую диссертацию в Колумбийском университете (США) (1991).

Ольга Меерсон преподает по-английски и по-русски курсы по русской литературе XIX и XX вв., ведет семинары по русской поэзии, по библейским и литургическим подтекстам в русской литературе. Жена православного священника Михаила Меерсона, мать троих детей, регент церковного хора в храме Христа Спасителя в Нью-Йорке, скрипачка.

Книги (1)

Персонализм как поэтика: Литературный мир глазами его обитателей

Монография известного литературоведа, профессора Джорджтаунского университета О.А. Меерсон представляет некоторые всемирно известные литературные памятники так, как они видятся самим героям, и только постольку, поскольку они так видятся героям, мы можем судить о намерениях и поэтически-философских мирах их авторов.

Каков сюжет «Метели» Пушкина с точки зрения героини Марьи Гавриловны, а не основного рассказчика? Что делать и кто виноват в отцеубийстве с точки зрения убийцы (отцеубийцы?) Смердякова? Как видит окружающих и окружающее старая графиня в «Пиковой даме»? Как видит свои собственные покаянные отношения с Господом Богом царь Давид, известный нам в основном объектно, то есть как библейский персонаж? Как у Абрама Терца оказывается возможным посмотреть на глобальные катастрофы с точки зрения, потенциально, каждого пережившего свою личную катастрофу? Как может мертвая красавица в гробу вдруг заговорить и быть услышанной и главным рассказчиком, и читателем, причем только после смерти, когда физического голоса она уже лишена («Кроткая»)?

Автор монографии убеждает в том, что увидеть мир героев можно, лишь поняв, как видят они сами, — а не как выглядят. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся религиозно-эстетическими проблемами русской культуры.

Добавить отзыв
Авторы сайта
Владимир Никонов & Георгий Ефимов
Библиотека «Куб»
Поддержать проектПодписаться