koob.ru

Священное и мирское

Опираясь на обширные знания в области этнографии, теологии, истории религий, автор анализирует поведение и ощущения человека в мире, наполненном религиозным значением.

Почему мы испытываем благоговение перед построенным новым домом; почему у каждого человека есть на земле место, куда ему постоянно хочется вернуться; почему ребенка при крещении опускают в воду; почему мы с нетерпением ждем нового года, связывая с ним многие надежды; что такое действительная и мнимая реальность, действительное и мнимое время для верующего; что означают некоторые религиозные праздники и как они влияют на сознание и поступки человека. На эти и многие другие вопросы даются ответы в этой книге.

Комментарии читателей

Димасик / 23.02.2022Про «Священное и мирское»

Или краткий гайд о том, как наука исследует религию

Юнг писал о том, как соотносятся мифологические сюжеты с функциями психики. Кант - о том, как религиозные взгляды становятся действительными. Джеймс - о том, как религиозный опыт проявляется в человеческом сознании. Фрезер - о том, во что верили разные народы и что от этой веры осталось в современных религиях. История религии, психология религии, сравнительное религиоведение… вот бы найти книгу, которая давала бы ясное представление о предмете всех трех перечисленных наук… Книгу, написанную ясным и доступным языком… Книгу, дающую четкое представление о том, с какой материей работают религиоведы, но не перегруженную фактами… Книгу, сочетающую в себе ясность и краткость… Книгу, показывающую, что сакральное это нечто большее, чем просто религия… Книгу, не пугающую своими объемами… Сегодня я закончил «Священное и мирское» Мирчи Элиаде и с радостью могу сказать – мои поиски окончены. Это та самая книга. Советую читать всем!

Но есть несколько моментов, которые надо иметь ввиду.

1. Это книга не о том, как существовало или существует сакральное, а о том, как его существование должно быть познано. Говоря проще, это не исторический трактат, в котором показано, как чувство священного развивалось от древности до наших дней. Это введение в религиоведение, в психологию религии, в котором материал систематизирован по удобно усваиваемым для современного человека паттернам. Говоря еще проще, то что книга начинается с анализа сакрализации пространства, не означает, что сакрализация пространства есть первая форма священного, которая стала доступна homo sapiens. А то, что вопрос освящения в целом жизни и смерти рассматривается в последней главе не означает, что эти реалии стали сакрализироваться лишь после рождества Христова. Нет, сюжет в котором люди становятся смертными или теряют возможность стать бессмертными является одним из древнейших мифологических сюжетов… В общем, читая, помните, что единство логического и исторического – это не про «Священное и мирское».

2. В книге все рассматриваемые паттерны существуют во всех временах, хотя это не обязательно так. Например, Элиаде пишет: «Для традиционных обществ весьма характерно противопоставление между территорией обитания и неизвестным, неопредленным пространством, которое их окружает. Первое — это "Мир" (точнее, "наш мир"), Космос. Все остальное — это уже не Космос, а что-то вроде "иного мира", это чужое и хаотическое пространство, населенное ларвами, демонами, "чужими" (приравниваемым, впрочем к демонам и привидениям)». Но что почему тогда homo sapiens расселился по всей земле, причем даже в таких не очень благоприятных местах обитания как арктика, которая, кстати, была заселена в палеолите? Неужели для человека каменного века, для которого было нормой кочевать по территории в несколько десятков гектар от стоянки к стоянке мир был так пугающь и неприятен как пишет Элиаде? Я думаю, что нет. Как бы там ни было, в книге вопрос эволюции чувства священного не затрагивается, а вопрос изменения религиозных форм раскрыт слабо. Имейте это ввиду.

3. Элиаде не любит свой век. Я не знаю, действительно ли это так, но по выводам из его книг у меня создается впечатление будто его тайная мечта – сорвать с себя одежды, сжечь книги Вейля, послать к чертям директора Чикагского университета и убежать куда-нибудь в Южную Америку к пигмеям, там жить и участвовать в их пигмейских мистериях. Не стоит это воспринимать слишком буквально. Наука не убивает священное, она ставит его на свое место. Наука не угнетет иррациональные импульсы человека, она их окультуривает, делает «домашними», полезными. Наука не против богов, она просто показывает, что единственное место, где они могут жить – воображение верующего. Наука не убивает чудеса, но являет нам знание позволяющее чудо сделать реальностью. Элиаде толи не видит этого, толи не считает эти взгляды достойными изучения, толи считает себя обязанным уравновесить оптимизм сциентистов. В любом случае, из данной книги создается впечатление (возможно ошибочное), что десакрализация – это только плохо и ничего хорошего в этом нет.

Подытожим…

Книга – огонь. Читайте смело. Держите в уме указанные поправки. Будьте сами себе светильниками.
Добавить отзыв о книге
Авторы сайта
Владимир Никонов & Георгий Ефимов
Библиотека «Куб»
Поддержать проектПодписаться